Атака на вертикаль власти

Призыв Минтимера Шаймиева вернуться к прямым выборам глав регионов привел к настоящему политическому землетрясению Выступление президента Татарстана Минтимера Шаймиева на открытии X Всемирного конгресса русской прессы в Казани вызвало бурную реакцию со стороны российского экс*пертного и политического сообщества. Президент Шаймиев, в частности, высказался за возвращение к прямым выборам глав регионов, отмененным осенью 2004 года (теперь губернаторов утверждают законодательные собрания субъектов Федерации по представлению главы государства). Предложение поддержали глава Башкирии Муртаза Рахимов, ряд сенаторов и депутатов, причем не только из числа оппозиционных партий.

В последние месяцы обычно внешне спокойный в политическом отношении Татарстан превратился в поставщика скандальных новостей. Эстафету начал советник президента республики по политическим вопросам Рафаэль Хакимов. Сначала один из самых близких к Шаймиеву людей заявил о необходимости немедленного признания независимости Косова. Затем Хакимов и вовсе выразил готовность «взять в руки автомат», если отношения Казани и федерального центра вдруг, не дай бог, зайдут в тупик. По настойчивой просьбе Кремля откровенного президентского советника отправили на «заслуженный отдых». Но тут «эстафетную палочку» подхватил сам президент республики Минтимер Шаймиев. Он в крайне резкой форме заявил, что Россия должна вернуться к всенародному избранию глав регионов. Таким образом, поколебался тезис о том, что благодаря отмене выборности губернаторов в России наконец были разрешены все проблемы в отношении центра и регионов. А правящий тандем Путин — Медведев оказался в предельно деликатном положении. И то, как именно соправители России из этого положения выйдут, будет иметь значение, далеко выходящее за рамки отношений между Москвой и Казанью. «Разведку боем» пока осуществил только Шаймиев. Но выводы из добытых им «разведданных» наверняка сделают и другие политтяжеловесы страны.

Железной рукой правящий Татарстаном аж с горбачевских времен Минтимер Шаймиев считается одним из самых опытных и прозорливых российских политических тяжеловесов. Как следствие, его призыв привел к настоящему политическому землетрясению. Ведь в 2004 году Шаймиев был одним из первых региональных лидеров, горячо поддержавших фактическую назначаемость губернаторов и президентов республик. Поэтому эксперты прежде всего задались вопросом: что означает изменение его позиции на 180 градусов? Может, он узнал некий секрет о далеко идущих планах медведевского Кремля? Многозначительности ситуации немало поспособствовало и поведение федеральных властных структур. Кремль и Белый дом вот уже неделю хранят гордое молчание. А в партии власти появились все симптомы раздвоения. Обычно чутко держащий нос по ветру партийный босс Андрей Исаев высказался в том смысле, что инициатива Шаймиева не должна осуществиться никогда. А обладающий весьма солидным аппаратным весом высокопоставленный партиец Владимир Плигин, напротив, заявил, что к выборности глав регионов можно вернуться уже в 2012 году. Кроме того, Шаймиева решительно поддержал коллега по цеху, сосед по региону президент Башкирии Муртаза Рахимов. «Мы потеряли федеративное государство… Выборность должна быть», — заявил башкирский руководитель. Дальше — больше. «Вполне возможно думать о возвращении выборов губернаторов», — более осторожно, но не менее ясно заявил председатель Совета Федерации и лидер «Справедливой России» Сергей Миронов. А его соратник в Госдуме, зам.председателя Комитета по безопасности Геннадий Гудков вовсе не выбирал выражений: «Вертикаль власти в значительной степени исчерпала себя». И потребовал заодно возвращения в нижнюю палату федерального парламента депутатов*одномандатников.

Таким образом, общественная дискуссия по актуальным проблемам современности, о необходимости которой так много и настойчиво говорил новый президент, началась. Оппоненты Шаймиева, правда, намекают на личные интересы татарского президента. Мол, защищается ветеран, сидящий «на татарском престоле» с горбачевских времен, как может от занесенной над ним длани кадрового отдела администрации президента, давно уже присмотревшего на казанский «трон» другую кандидатуру. Слухи об этом ходили давно, но в последнее время обострились до крайности. Самая свежая вариация на тему шаймиевского «ухода не по собственному» вводила, впрочем, промежуточную стадию отставки: дескать, уйдет он не сразу, переместившись сперва на пост главы татарстанского парламента. Пост президента республики будет тем временем благополучно упразднен. Но такой «утешительный приз», понятно, вряд ли может утешить. Называлась даже точная дата заседания парламента республики, на котором якобы должны были принять это историческое решение.

Историческое, возможно, не только по отношению к Татарстану. Ведь одновременно сразу по нескольким информканалам — что вряд ли можно считать совпадением — был вброшен слух о грядущей кампании по ликвидации президентских и премьерских должностей во всех национальных республиках. И уж тем более не случайны заявления губернатора Кемеровской области Амана Тулеева, призвавшего «положить конец вольнице»: в стране должен быть один президент и один премьер. Если это не вопиющее нарушение субординации, то артподготовка наступления на остатки региональных привилегий явно началась. И значит, все гораздо серьезнее: демарш Шаймиева отнюдь не отчаянное диссидентство или личная вендетта — для этого искушенный политик чересчур осторожен, — а начало контрнаступления элит на итоги предыдущего политического периода.

Вообще*то не Шаймиев первый заметил, что хваленая вертикаль власти имеет ряд существенных изъянов; что система назначений губернаторов переживает очевидный кризис. Это выражается в растущем числе публичных скандалов между губернаторами*назначенцами и группами региональных элит, да и самим населением, которое начинает выражать недоволь*ство происходящим в разных регионах (Ингушетия, Удмуртия, Амурская, Иркутская, Архангельская области). Новые губернаторы*назначенцы, в большинстве своем «варяги», на местах приживаются не всегда. Это выражается и в неуклюжих публичных действиях, демонстрирующих полное непонимание местных политических и культурных традиций, и в конфликтах с местными элитами, часто вызванными нашествием в регион друзей и соратников нового губернатора, которые воспринимают регион, как зону освоения. Да и ранее избранные населением главы теряют в такой системе стимулы каким*либо образом на население ориентироваться. Особенно показателен пример Амурской области, где все основные фигуры новой региональной администрации в 2007 году вместе с губернатором Николаем Колесовым приехали из Татарстана. Теперь же, когда большинство этих новых амурских чиновников оказалось под следствием, в Татарстане, явно воспринимающем проблемы уехавших из региона на Дальний Восток земляков, амурский кризис находит особый отголосок. Или же ситуация в Архангельской области, где назначенный буквально пару месяцев назад новый губернатор Михальчук демонстрирует полное непонимание северной специфики, где население ведет себя традиционно независимо и плохо поддается давлению.

Самое негативное в системе назначений — синдром временщиков. Главу региональной власти не интересует, к каким последствиям приведут его действия через год, два, три, десять, поскольку к этому времени он, скорее всего, будет трудиться на другом ответственном посту совсем в другом месте. Его не интересует, что о нем думают жители региона, так как от них его судьба зависит в минимальной степени. В этой системе надо не размышлять, подходит ли то или иное решение для данного региона, а быстро и четко выполнять приказы. И главное — не разочаровать своего покровителя, которому тот или иной губернатор обязан своим назначением. Синдром временщика существенно усиливается, когда регион «не родной». Но если региональные власти утрачивают зависимость от общественного мнения, если учет региональной специфики в вопросах управления становится скорее исключением, чем правилом, то возникает естественный вопрос — когда учитывать особенности территории не хочет даже местная власть, то кто вообще об этом думает? А если не учитываются интересы каждого региона в отдельности, то каким образом могут учитываться интересы страны в целом? Вряд ли федеральный центр в состоянии понять и оценить происходящее, принять нужные решения за все российские регионы при всем их своеобразии и непохожести.

При этом то, что региональная власть должна зависеть от населения территории и выражать его интересы, не означает, что не должно быть институтов обеспечения общих государственных интересов, гарантирующих единообразное исполнение федеральных законов, обеспечение единых стандартов, прав и свобод на всей территории страны, экономическую интеграцию и согласованное развитие территорий. Должно быть и одно, и другое. Но проблема российской региональной политики в том, что в ней никак не могут найти золотую середину, маятник заносит то в сторону формирования автономной региональной автократии на грани сепаратизма, то в сторону предельно жесткой централизации, где интересы территорий и их жителей просто игнорируются.

http://wobla.ru/news/1078850.aspx

Обсудить на форуме

This entry was posted in Обзор прессы. Bookmark the permalink.

Comments are closed.