Истериософия переходного периода

Кажется, это заканчивался январь. На большом открытии gourmet-клуба «Сопли» Владимир Владимирович, в лёгком фиолетовом пиджаке поверх мериносовой водолазки, сидел в отдельном кабинете, оснащённом системой катапультирования. На другом конце стола поблёскивал принц монегасков Альбер, которого президент почему-то представлял всем как Алину Кабаеву.
Прислуживал лично хозяин новых «Соплей», знаменитый ресторатор N. Он приторно заглядывал президенту в нижние веки, чтобы не замечать высочайшую лысину.

— Позвольте, Владим Владимыч, порекомендовать нам новый шедевр от нашего шефа. Честное слово, не пожалеете.

— Чо? Какого шефа? Ваш шеф — это я пока что, до инаугурации, гы-гы. Ладно, расслабься. Как твой шедевр называется?

— Хромая утка. Все, кто пробовал, уже обалдели, то есть, я хотел сказать, в хорошем смысле сошли с ума, хи-хи.

— Как-как?

— Хромая утка. Canard boiteux. Высшее современное достижение новой французской кухни. Всего 3 калории на 100 грамм. А вкус!..

— А я же что-то другое заказывал?

— Мне передали, да, что Вы хотели бы землю из горшка по-провансальски. Но поверьте, хромая утка лучше, много лучше.

— Хрен с тобой, давай свою утку, блин.

Владимир Владимирович заметил одобрительно кивающий подбородок принца и сменил вечернее раздражение на минутную милость.

Ресторатор N. снял серебряную крышку. Президент чуть не вскрикнул от изумления. На тарелке лежал какой-то червеобразный уродец, чья хромая нога переходила прямо в маленькое лицо. Не морду или рыло, а именно что лицо. Оно жарено морщилось и лукаво подмигивало. Никаких сомнений быть не могло: то было лицо президента. Его, Владимира Владимировича, лицо.

Президент еще раз вскрикнул и проснулся. Над ним нависал виноватый адъютант.

— Владим Владимыч, вы… эта… ммм… разбудить просили… Девять сорок уже…

— Да не волнуйся ты, всё будет хорошо. Разбудил — и спасибо.

Сквозь горбачевские сосны и броневые жалюзи пробивалось маленькое солнце. «Всё ж таки скоро весна. Или, как её там, оттепель», — подумал зачем-то президент.

— Да, слушай, мы ж сегодня уши хотели почистить.

Так было установлено, что один заместитель руководителя Администрации президента чистил Владимиру Владимировичу левое ухо, а другой — правое. Для того с помощью нанотехнологий были изготовлены специальные ватные палочки.

— Эээ… Никак нет, Владимир Владимирыч. Товарищи, то есть господа звонили с самого утра, сказали, что прибыть не смогут. То есть сегодня не смогут.

— Чо? Это почему? А где они, шило им в стену?

— У Дмитрий Натолича. По срочному делу отбыли.

Президент вдруг почувствовал под левой лопаткой привычное лёгкое раздражение.

— А сегодня ж еще ногти мы должны стричь? Не забыл? А то у меня уже на носках дырки, в японский ресторан не зайдёшь. Гы-гы.

Так было установлено, что спикер нижней палаты Федерального Собрания подстригал Владимиру Владимировичу ногти на ногах, а спикер верхней палаты — на руках.

— Никак нет. То есть не забыл. Но …ммм… …ууу… не получится сегодня, Владимир Владимирыч.

— Почему ещё, блин?

— Они не прибудут. К Дмитрий Натоличу поехали. По срочному делу.

— Какое там ещё срочное дело? Ты это — в глаза смотри! Куда отвернулся?

— Сегодня у любимой морской свинки тёщи Дмитрий Натолича именины. Все поехали поздравлять. Рублёвка с утра забита, не протиснешься, — глуповато осклабился адъютант.

Владимир Владимирович семь секунд думал, какой взгляд выбрать — затравленного волка или бездомной собаки. И решил не выбирать никакого. Он просто закрыл глаза, чтобы досмотреть свой гастрономический сон.

Истерику начать

В недавних публичных выступлениях уходящего президента Путина российские и зарубежные наблюдатели углядели много всего. И вящую силу, и дремучую уверенность в себе, и повелительную расслабленность, и готовность навсегда остаться у власти. Автор этих строк почуял немного другое. Состояние души, от которого сам Путин призывал отречься еще четыре с лишним года назад. Истерику. Простую истерику усталого человека, который вдруг сообразил, что его формальные полномочия еще вроде и не закончились, а его уже — сдали! «Слили», как принято у них говорить.

Давайте вспомним. Вскоре после 10 декабря 2007 года, когда Дмитрий Медведев объявлен был официальным наследником престола, Путин залёг на информационное дно. На авансцене, как и договаривались, царил преемник. Даже на рождественское богослужение в главный храм страны наш всё-ещё- президент не явился, а отправился почему-то праздновать в северную провинцию, к христианнейшему Деду Морозу.

Но к концу января 2008-го Владимир Владимирович, похоже, почувствовал нечто странное. Вся правящая элита РФ успела выстроиться в очередь к Медведеву. Больше того: выяснилось вдруг, что большая часть этой, с позволения сказать, элиты уже едва ли не мечтает об уходе старого начальника, который из-за своих дурацких комплексов вдрызг испортил наши отношения с Западом. И ждёт не дождётся прихода нового, «нормального», «современного» начальника, который знает, что свобода истинно лучше, чем несвобода, и никого не будет запугивать всяческими сортирами-обрезаниями. И над всей Россией потянулся безоблачный шёпот: «Ну наконец-то! Скоро! Грядёт третье марта, а там все изменится, и свобода нас примет радостно… и братья».

Путин, похоже, ожидал всего, но не такого. Как же так? Ещё буквально вчера вечером на нём сошёлся клином белый свет. Он был национальным лидером, гением, героем, основателем Государства Российского. Но стоило объявить наследника — и он уже никто? Да ладно, что никто, просто-таки балласт и тормоз? А мальчишка, гуляка праздный, коего недавно и всерьёз не воспринимали, уже — надежда нации и наше всё? А ведь ещё не то что инаугурации не было, выборы президентские даже не прошли!

Много лет Владимир Путин боялся стать «хромой уткой». Потому блефовал с «третьим сроком» и в минуты роковые назначал зубковых вместо ивановых. И вот, наконец, он понял, что такое — настоящая хромая утка. Во всей исходящей красе.

Нежно-обиженное сердце не выдержало. Путин вылез из сугроба забвения, чтобы напомнить о себе. Это ему, пусть даже он уходит, страна обязана всем хорошим. Восемь лет назад здесь царили разруха и голод. И это он, Владимир Владимирыч, всё отстроил и всех накормил, и утёр слёзы вдовиц, и воскресил пригламуренных лазарей. И если кто-то думает, что мальчишка Медведев смог бы получить 75% без него, Владим Владимыча, то этот кто-то просто не понимает сути жизни и природы вещей.

Отсюда и политически бессмысленное выступление на Госсовете. И невротическая пресс-конференция, на которой Путин:

— грубо нарушил извечный протокол уходящего лидера, отказавшись признать хотя бы толику ошибок и повиниться перед своим народом хоть за что-то второстепенное;

— откровенно нахамил преемнику, заявив, что не повесит у себя в кабинете его портрет (а ведь так не бывает — этикет требует, чтобы портрет висел, как бы ты к президенту ни относился);

— перегрузил публику своими дворовыми афоризмами и блатными присловьями; казалось, еще немного и из президиума в зал польются сплошные «бля» и «ёптыть», и никто бы даже не удивился!

Путин ощутил, что его эпоха неожиданно рухнула, как в старом господском доме съеденный грибком потолок. И не в том дело, что власть утекает сквозь пальцы. От власти он и сам смертельно устал. А в том, что элиты вкупе с их верноподданным народом оказались неблагодарными предателями уже сегодня. А значит — завтра возможно всё.

Потому он так нарочито повторяет, в каком идеальном состоянии передаёт следующим поколениям эту подержанную страну. И продолжает уговаривать публику, что якобы будет премьер-министром. А потому не забывайте, что национальный лидер, герой, академик, мореплаватель и плотник — я, серый человек, бедный Володя Путин! И тронуть его не моги за его малый рост.

И ещё, кажется, понял Владимир Владимирович, что… страшно сказать… ошибся с преемником!!! Надо было выбирать того, кто выглядит хуже, придурковатее и страшней. Например, как Кучма — Януковича. Тогда элиты боялись бы, и не верили, и очень хотели бы, чтобы «папа остался». А теперь они только ждут, пока «папа» ухреначит за горизонт! Столько лет всех разыгрывал и разводил, чтобы на финише получить детский мат!

Бывают такие хитрые люди, которые умудряются перехитрить самих себя. Экс-нацлид Владимир Путин давеча пополнил их профсоюз.

Премьерная лихорадка

Все граждане РФ и обитатели человечества, кроме автора этих заметок, верят, что Владимир Путин станет премьер-министром и соберёт в ладонях кучу сладостных полномочий.

А я вам вот что скажу. Ну ладно — представим себе даже, что В.В. очень хочет отвечать за скачки цен, бешеную инфляцию, банковские банкротства и взрывы на газопроводах. Может быть, из сибаритствующего увальня он вдруг превратился в мазохиствующего самурая.

Но. Это какое же унижение — у своего вчерашнего мальчишки в исполнительных холопах ходить! И если уже сегодня Путин отвечает на унижение слезоточивой истерикой, то как же он в таких перманентных конвульсиях будет нашей пикирующей экономикой руководить?

В общем, ну-ну. Посмотрим, как у них это получится.

СТАНИСЛАВ БЕЛКОВСКИЙ

Обсудить на форуме

This entry was posted in Вертикаль власти. Bookmark the permalink.

Comments are closed.