Откуда у парня российская грусть?

К пятому дню кровавого шоу под названием “южноосетинский конфликт” все чаще стал возникать вопрос, который вообще-то должен был появиться гораздо раньше: на каком основании российская армия вторгается на территорию независимой Грузии?

Если отбросить всю ура-патриотическую и черносотенную шелуху, в обилии всплывшую на многочисленных Интернет-форумах, то мотив вторжения остается только один: наличие у большинства жителей Южной Осетии российских паспортов. Что, с точки зрения как анонимных “форумчан”, так и, очевидно, кремлевской братии, автоматически означает наличие российского гражданства. Уровень истерики по поводу “защиты российских граждан” достиг такого накала, что людей, сомневающихся в целесообразности этой защиты, готовы приравнять к предателям Родины и чуть ли не к фашистам.

При этом, однако, Южная Осетия в обозримом прошлом не входила и не входит в состав Российской Федерации, о чем совершенно однозначно свидетельствует Конституция России (статья 65, часть 1). Вот Северная Осетия-Алания там есть. А Южной Осетии – нет. Откуда же у жителей этой так называемой “непризнанной” республики российские паспорта? Какие органы государственной российской власти их выдали? Попробуем разобраться.

Логично предположить, что российские паспорта могли быть выданы осетинам в обмен на советские. Однако это не так – государственная граница между Грузией (включая Южную Осетию) и Россией установлена с первого дня распада СССР. Более того – по свидетельству очевидцев, еще в 2002 году российских паспортов у жителей Южной Осетии не было, а сейчас они есть даже у четырнадцатилетних пацанов.

С другой стороны, начиная с 1990 года, из Южной Осетии в Северную, на территорию России, выехала масса осетин, которые, естественно, находясь на территории России, рано или поздно, так или иначе, получили российские паспорта. При этом, несмотря на большое число этих беженцев, никто из них назад, на родину, не вернулся, предпочитая более спокойную жизнь под крышей российского государства.

К слову сказать, именно эти беженцы породили еще один неразрешенный до сих пор конфликт. Югоосетинцы, расселившись в Северной Осетии, начали претендовать на земли в Пригородном районе республики, который до депортации ингушей в 1944 году принадлежал Ингушетии. Конфликт между осетинскими беженцами и ингушами не решен до сих пор, несмотря на многочисленные заверения высоких государственных лиц о полном спокойствии на Кавказе.

После заключения Дагомысских соглашений власть в Южной Осетии была поделена между миротворцами (в составе осетинского, грузинского и российского батальонов) и так называемым правительством Республики Южная Осетия. Вот как раз это “правительство” и сыграло важную роль в рассматриваемой проблеме.

Так как Южная Осетия всегда была в сфере интересов России, то в страну пошли, в обход марионеточной Госдумы, российские бюджетные деньги. Само собой, официальное их предназначение было весьма гуманным и далеким от реальности – и нет никаких сомнений в том, что на самом деле как минимум немалая часть их оседала в карманах высших чиновников республики.

Большие и тем более халявные деньги балуют. Когда-то крупный кавказский торговый центр превратился в некое полугосударственное образование, занимающееся исключительно войной. Все более-менее способные бизнесмены и просто обеспеченные люди уехали в Россию, от греха и войны подальше, а Южная Осетия переоделась в камуфляж и вооружилась до зубов. На всякий случай.

Справедливости ради следует сказать, что и пресловутый Михаил Саакашвили сыграл в моральном распаде республики не последнюю роль. По его команде был ликвидирован самый крупный на Кавказе Эргнетский рынок, который создавал мощнейшие (ну да, естественно, в том числе и криминальные) транскавказские экономические связи. Саакашвили, в стремлении ликвидировать “теневую экономику”, ликвидировал и рынок, лишив тем самым тысячи людей работы и заработка – пусть и не всегда законного.

Вернемся, однако, к нашим баранам, то бишь к паспортам. Откуда они практически у каждого жителя Южной Осетии в то время, когда достаточно многочисленные русские люди на территории России или за ее пределами, но с горячим желанием вернуться на Родину, до сих пор не имеют ее гражданства из-за бюрократических и юридических проволочек?

Расследование обстоятельств дела показывает, что ни один российский государственный орган на территории Южной Осетии создан не был – а, следовательно, выдавать паспорта попросту никто не мог. Да и зачем, казалось бы, жителю Южной Осетии российский паспорт? А вот это вопрос интересный.

Ответ на него прост. Каждый житель непризнанной республики всегда понимал, что живет на пороховой бочке. Уже с конца 90-х годов было ясно, что без войны, так или иначе, не обойдется. Последние пять-шесть лет в окрестностях Цхинвали стреляли каждую ночь, что по огневой напряженности в сумме превосходит даже знаменитый конфликт в секторе Газа.

А это означает, что, если случись что, то надо будет удирать, причем быстро. Путей для бегства у осетин два – в Грузию или в Россию. В Грузию никто из них не хочет, там безработица и не так-то легко живется. В Россию, в общем-то, тоже все, кто хотел, уже уехали. Но это в мирное время – а в случае войны удирать лучше все-таки под крыло “большого брата”. Вот тут-то российский паспорт и может пригодиться – ибо сегодня в Россию пускают просто так, за банальную взятку, а завтра, возможно, будут внимательно вглядываться в каждый документ.

Впрочем, есть и другая причина, более прозаическая. Как уже было сказано выше, с какого-то будуна российское правительство вбухивало в Южную Осетию нешуточные бюджетные деньги. Суммы называются разные, но, например, бывший премьер республики Олег Тезиев утверждает, что это не меньше, чем 4 миллиарда рублей в год, или 56 тысяч на каждого жителя республики. Нелишне напомнить, что в Южной Осетии весьма серьезной зарплатой считается 5-6 тысяч рублей в месяц.

В эту сумму, по некоторым данным, включается и пенсионное обеспечение российских граждан, проживающих на территории республики. А это уже – прямой резон обзавестись соответствующим паспортом, ибо на российскую пенсию только в какой-нибудь Костроме живется впроголодь, а в Южной Осетии – очень даже ничего. Правда, тех пенсионных денег никто из рядовых жителей так в глаза никогда и не увидел, но надежда, все-таки, хоть и глупое чувство, но всегда остается с нами. Куда уходят все эти деньги – неизвестно, зато известно другое: с момента появления в Южной Осетии российских миротворцев в республике не было создано ни одного нового рабочего места.

Так где же взять российский паспорт бедному осетину? Вопрос был решен чисто кавказскими методами. Если есть спрос – его нужно удовлетворить. И станок заработал. По мнению независимых экспертов в самой Южной Осетии, промышленное производство фальшивых российских паспортов налажено с ведома самого президента Эдуарда Кокойты прямо в Цхинвали. Причем, как утверждает представитель южноосетинских сепаратистов Ирина Гаглоева, паспорта печатаются на оборудовании, привезенном некими “друзьями из России”.

Естественно, что подобное оборудование вряд ли попало в Осетию без ведома соответствующих российских органов. Для чего нужны в “горячей точке” десятки тысяч фальшивых российских паспортов – стало очевидно после начала осетино-грузинских военных действий.

Любопытно, что Южная Осетия, являющаяся одним из мировых лидеров по производству фальшивых долларов, с большим юмором относится к факту производства российских паспортов в республике. Еще в 2006 году весь кавказский мир смеялся над весьма достоверной юмореской неизвестного осетинского автора, в которой президент Кокойты, получив из рук заместителя свежеотпечатанный паспорт за номером 2 (паспорт за номером 1 был послан в подарок Путину), обнаружил вместо своего фото портрет Авраама Линкольна со стодолларовой купюры…

При этом не следует забывать, что фальшивые паспорта – это еще и бизнес, причем весьма доходный. Объем производства таких паспортов весьма велик – следовательно, есть основания полагать, что все желающие на Кавказе уже обзавелись теми документами, которые им нужны, и по весьма сходной цене. А потом мы дружно удивляемся, куда “растворился” очередной террорист…

А что же ФСБ и МВД? А ничего. Не их это епархия, ведь Южная Осетия не входит в состав Российской Федерации. А, следовательно, независимые люди в независимой стране могут печатать те бумажки, какие им хочется.

Однако, ближе к делу, то есть к войне между Грузией и Россией. Исходя из логики поборников идеи “защиты соотечественников”, любой человек, имеющий паспорт с российским гербом, автоматически становится россиянином. На самом деле это, конечно, не так – более того, первая же серьезная проверка выявит фальшивку – но есть серьезные основания полагать, что эта истерия с паспортами направляется непосредственно из Кремля. Так как ничем иным, кроме “святого долга”, кремлевский режим обосновать агрессию против Грузии не способен.

Между тем получается весьма интересно. В Интернете уже появилась идея выдать российские паспорта курдам и на этом основании начать бомбить Стамбул. Но Стамбул далеко – а вот Монголия с ее идеями панмонголизма близко. Думается, что правительство Монголии не обеднеет напечатать 300 тысяч новых монгольских паспортов. Эти паспорта раздаются бурятам, после чего Бурятия объявляется частью Монголии.

А что? Прецедент-то есть…

Хотя хотелось бы, чтобы был совсем другой прецедент. А именно – прецедент поимки тех российских чиновников, с благословения которых начались печать и выдача фальшивых российских паспортов. С показательным судом и… эх, жаль, что смертную казнь таки отменили.

http://babr.ru/?pt=news&event=v1&IDE=46993

Обсудить на форуме

This entry was posted in Обзор прессы. Bookmark the permalink.

Comments are closed.