Провокаторы на Кавказе

Если вы оказались в глубокой яме, первым делом прекратите копать. И Россия, и Грузия на прошлой неделе ощутили угрозу войны из-за расположенной на черноморском побережье Абхазии, но все равно продолжили копать.
Президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что Москва и Тбилиси “чрезвычайно близко” подошли к военному противостоянию. Россия пригрозила Грузии, направив в Абхазию еще 500 военнослужащих. Формально ее солдаты являются миротворцами и действуют в соответствии с международным мандатом, однако они не только поддерживают мир – на условиях России – но и усиливают влияние Москвы в республике, хотя формально та является частью Грузии.

В Москве травля грузин стала популярным видом спорта. Владимир Путин в последние два месяца на президентском посту резко активизировал помощь Абхазии и усилил враждебное отношение к Грузии. Создалось впечатление, что он пытается загнать своего преемника Дмитрия Медведева в рамки жесткой внешней политики.

Саакашвили также использует мнимую угрозу российской агрессии в своих политических целях и просит поддержки у Запада. Его положение пошатнулось после подавления выступлений оппозиции в ноябре прошлого года и переизбрания с незначительным перевесом на президентских выборах в январе. Теперь же его правящей партии грозит суровая борьба в ходе парламентских выборов 21 мая.

Десять дней назад в Тбилиси я слышал разговоры о том, что некие горячие головы из окружения президента намереваются вторгнуться в Абхазию – это якобы должно было произойти в начале этой недели – чтобы увеличить популярность президента накануне голосования. Однако более рассудительные политики, такие как премьер-министр Ладо Гургенидзе, предупреждают, что подобный шаг приведет к катастрофе.

Очевидно, что Россия использует конфликт вокруг Абхазии, чтобы наказать Грузию за попытку выйти из орбиты московского влияния и сблизиться с Западом. Характерно то, что спикер верхней палаты российского парламента Сергей Миронов в октябре 2006 года проговорился: “Мы не простим тех, кто на нас плюет”.

Россия стала притеснять своего южного соседа из-за стремления Тбилиси войти в Европейский союз и в НАТО. Осенью 2006 года Москва запретила импорт грузинского вина и минеральной воды – до того они нередко встречались на столах у россиян. Сомнительным поводом стало несоответствие этой продукции “санитарным нормам”. Затем была введена транспортная блокада, началась насильственная депортация грузинских рабочих-мигрантов.

Наиболее откровенно Россия вторгается в воздушное пространство Грузии – так, в прошлом году два удаленных района страны были обстреляны ракетами. К счастью, эта демонстрация силы не привела к потерям. По данному вопросу Запад, безусловно, должен поддержать Грузию. Если бы западные правительства быстро провели расследование и ответили на данные инциденты жестче, это могло бы сдержать дальнейшую агрессию Москвы. Ракетный обстрел Грузии не следует считать более приемлемым, чем обстрел, скажем, Финляндии. Кроме того, Брюсселю пора вновь рассмотреть отставленный в сторону план по отправке наблюдательной миссии ЕС на российско-грузинскую границу.

И хотя Москва действительно использует абхазский конфликт для сведения счетов с Тбилиси, грузины ошибаются, считая, что вся вина за беды сепаратистской республики лежит на России. Россия – вторичный фактор в этом конфликте. Даже если бы она не вмешалась, грузино-абхазская проблема все равно существовала бы и ее пришлось бы решать.

Абхазцы – небольшая этническая общность, не имеющая отношения к грузинам. На протяжении столетий они делят с грузинами прекрасную полосу черноморского побережья.

В эпоху перестройки население Абхазии потребовало большей автономии от Грузинской ССР, ощутив угрозу со стороны возрождающегося в Грузии ксенофобского национализма. В 1992 году началась война – грузинская армия захватила абхазскую столицу Сухуми, началось то, что можно назвать этническими чистками. Затем, однако, абхазцам удалось переломить ситуацию и победить грузин. Большинство грузин, живших в Абхазии до войны (239 тыс. человек, 45% населения), пострадали от новых этнических чисток.

Заплатив большую цену, Абхазия победила в жестоком этническом конфликте, где обе стороны были повинны в преступлениях. На протяжении следующих десяти лет Абхазия оставалась бедным, отрезанным от мира самопровозглашенным государством.

Когда в 2004 году президентом был избран Саакашвили и подавляющее большинство граждан ждало от него перемен, он получил возможность сыграть историческую роль кавказского Шарля де Голля. Но вместо мирного договора с абхазцами Саакашвили предпочел продолжить политику экономической изоляции и морального давления на сепаратистов. Более того, он увеличил количество солдат в абхазских горах. А когда Саакашвили вступил на путь присоединения к НАТО, он никак не объяснил пророссийским мятежным республикам (вторая из них – Южная Осетия), что это будет означать для них.

Два месяца назад грузинское правительство наконец-то придало огласке масштабный план мирного урегулирования – спустя почти 15 лет после войны. По нему представители Абхазии должны были получить значительные властные полномочия в Грузии, в частности, абхазец должен был стать вице-президентом. К сожалению, при подготовке этого плана было нарушено первое правило мирных переговоров: его предложили в одностороннем порядке и без предварительных консультаций. В результате абхазцы отклонили предложение.

В апреле Саакашвили выступил с неуместной речью, где назвал абхазцев и осетин “братьями и сестрами”, убеждал, что им следует бояться России и собственных “коррумпированных, преступных” руководителей. Кроме того, он значительно завысил численность грузинских беженцев.

Нельзя сказать, что абхазцы и русские безмерно любят друг друга. Местные жители иронично замечают, что русские и грузины помнят, как в детстве проводили летние каникулы на идиллических черноморских курортах, и хотят получить “Абхазию без абхазцев”. В объятия России Абхазию толкнула грузинская грубость. Любая страна была бы встревожена, если бы ее соседом оказался крупный, хорошо вооруженный провокатор – а именно так грузины воспринимают Россию, а абхазцы – Грузию.

Западные страны радостно притворяются, будто создание небольшой миссии наблюдателей ООН – 130 невооруженных человек, безопасность которых будет полностью зависеть от российских миротворцев, – это план по мирному урегулированию в Абхазии. Подобная нерешительность позволила русским действовать.

После длительного обсуждения и сопротивления Грузии в прошлом году ЕС одобрил небольшую программу помощи Абхазии и направил в состав миссии ООН двух офицеров полиции. Сравните это с тем, что предложила абхазцам Россия: российские паспорта, которые позволяют им ездить в другие страны, пенсии для стариков и, наконец, значительные вложения в связи с приближением зимней Олимпиады в Сочи 2014 года. Вполне понятно, на чьей стороне сегодня симпатии абхазцев.

Сейчас Грузия практически лишилась Абхазии – почти так же, как Сербия потеряла Косово. Единственный шанс для Тбилиси повернуть этот процесс вспять и помочь грузинским беженцам вернуться на родину – это, как ни парадоксально, отпустить Абхазию. Тбилиси следует открыть границы Абхазии, чтобы она перестала зависеть от России. Для этого необходимо снять санкции и разрешить республике поддерживать морские контакты с Турцией, открыть железнодорожную линию, которая связывает регион с Западной Грузией.

Подобная политика позволила бы изменить атмосферу и ответить на абхазскую провокацию – населению республики пришлось бы самому вести переговоры и решать важнейший вопрос, связанный с будущим статусом. Это вопрос об ответственности Абхазии перед грузинским населением, жившим там до войны. Окружающие будут спать спокойнее, если удастся пригасить пламя в кавказском пороховом погребе.

http://www.inopressa.ru/wsj/2008/05/…59/provocators

Обсудить на форуме

This entry was posted in Инопресса. Bookmark the permalink.

Comments are closed.