В России действует многоуровневая система унижения человеческого достоинства

9257_pic.jpgСегодня в мире отмечается Международный день в поддержку жертв пыток. Правовые аналитики Ассоциации “АГОРА” провели анализ ситуации с июня 2007 по июнь 2008 года и пришли к выводу – в современной России вряд ли можно говорить о существовании системы пыток на государственном уровне, но можно уверенно утверждать о наличии и государственном поощрении систем унижения человеческого достоинства людей.

К последнему относятся унизительные процедуры и плохие условия содержания в местах лишения свободы, недостаток качественной медицинской помощи, достойного питания, отсутствие качественной психологической помощи и здоровой моральной атмосферы в закрытых учреждениях, человеческого отношения со стороны младшего персонала, привлечение людей из числа спецконтингента для выполнения административных функций в отношении себе подобных.

Правозащитники подчеркивают, что неслучайно Всеобщая Декларация прав человека, 60-летие которой мир отмечает в этом году, и Конвенция о правах человека Совета Европы, на основе которой действует Европейский суд по правам человека, унижение человеческого достоинства со стороны представителей власти приравнивают к пыткам.

Как передает корреспондент Открытого информагентства, проанализировав все резонансные факты и события, произошедшие после 26 июня прошлого года, так или иначе связанные с пытками в России, правовые аналитики Ассоциации “АГОРА” выделили пять типов государственных учреждений, которые активно создают пыткам и бесчеловечному обращению в нашей стране эффект системности. Это армия, милиция, исправительные, детские закрытые и психоневрологические учреждения, которые традиционно воспринимаются общественностью как источники унижения человеческого достоинства. Повышение их материального оснащения в последние годы к кардинальному изменению общественных отношений не привело. В итоге правозащитники создали рейтинг бесчеловечного обращения, основанный на событиях июня 2007 – июня 2008 года.

Армия
Более 200 самоубийств военнослужащих произошло в российской армии за этот период. Сказываются тяжелый моральный климат и низкий уровень психологической помощи. За это время случились суицид курсанта Радмира Сагитова (март 2008), приговор по делу о доведении до самоубийства курсанта Никиты Самитова (декабрь 2007, июнь 2008), гибель Романа Рудакова, покалеченного в период службы (февраль 2008). Из позитивных моментов: 900 тысяч и 1 миллион рублей компенсации за гибель солдата получат семьи военнослужащих, благодаря работе Фонда “Право матери” (март 2008, сентябрь 2007).

– К нам по-прежнему поступает очень много жалоб на жестокое обращение в армии, – сообщила сегодня в Ассоциацию “АГОРА” председатель Союза Комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова. – Людей или бьют, или не дают им спать, или морят голодом. Очень распространено “приковывание” наручниками. Например, в Нижнем Новгороде солдата раздевали до гола, привязывали к столбу и заставляли публично читать устав. Все проблемы, которые были год назад, так и остаются. Только в Московскую приемную с начала года на побои со стороны сослуживцев обратились 30 человек, а на пытки со стороны офицеров – около 20.

Исправительные учреждения
Массовые волнения осужденных остаются актуальными для России. Произошли чрезвычайные происшествия в колонии №1 Копейска (май 2008), колонии №10 Ростова-на-Дону (июнь 2008), в Гамовской воспитательной колонии (июль 2007). Внимание общественности было приковано к делу бывшего вице-президента НК “ЮКОС” Василия Алексаняна (февраль-март 2008) и противостоянию лидера движения “За права человека” Льва Пономарева и главы ФСИН России Юрия Калинина, который подал иск о защите чести и достоинства и добился возбуждения уголовного дела о клевете в отношении правозащитника (2007-2008 год) после публикации интервью с ним “При Калинине в России появилось 40 пыточных зон”. Как будто признание Пономарева судом виновным докажет россиянам, что в тюрьмах все хорошо и спокойно.

– В последнее время в исправительных учреждениях у нас вызывает много нареканий одежда, в которой ходят арестанты, – сообщил член Общественного совета при ГУФСИН России по Красноярскому краю, кандидат юридических наук, доцент Сибирского федерального университета Александр Назаров. – Речь идет о черной робе и шапке “тюрьмовочке”. Они унижают человеческое достоинство. И психологи, на мой взгляд, не работают в этом плане, ведь черная форма создает агрессию и позволяет сохранять криминальную субкультуру.

Милиция
В 2007 году было возбуждено 4,5 тысяч уголовных дел в отношении милиционеров. С помощью Межрегионального Комитета против пыток Сергей Санкин отсудил 3 миллиона рублей за избиение в милиции (июнь 2008), Ольга Маслова добилась решения Европейского суда, обязавшего выплатить 70 тысяч евро за изнасилование в правоохранительных органах (январь 2008). Были осуждены милиционеры по делу о спецоперации в Благовещенске (апрель-июнь 2008), расследовались сотни других дел в отношении сотрудников милиции за издевательства и насилие над людьми. При этом подавления милицейскими подразделениями Маршей несогласных, показательные выступления ОМОНа в центре Москвы перед российскими и иностранным и журналистами продемонстрировали принцип “так будет с каждым, кто поставит под сомнение действующий политический режим” (2007-2008).

Детские учреждения
По России катится волна массовых пищевых отравлений и инфекционных заболеваний в детских учреждениях, в результате которой страдают тысячи маленьких детей (лето 2007, июнь 2008). В лагере “Елочка” в Абакане погибли двое малышей (июнь 2008). Правозащитники отмечают, что администрации учреждений сами создают условия для вспышки инфекций, стремясь приобретать самые дешевые продукты питания, зачастую у случайных поставщиков, тендеры на поставку продуктов проводятся формальные, директора пытаются скрыть факты пищевых отравлений, оказывают давление на родителей, пытаются минимизировать последствия, затягивают вопрос с оказанием экстренной медицинской помощи, боясь огласки. Органы прокуратуры, хотя и возбуждают уголовные дела, ограничиваются привлечением к уголовной ответственности младшего персонала.

Психоневрологические учреждения
Летом 2007 года разгорелся скандал, связанный с помещением на шесть недель в психиатрическую больницу с принудительным лечением мурманской гражданской активистки Ларисы Арап.

– Во всех закрытых учреждениях России широко распространено жестокое унижающее достоинство обращение, – сообщила сегодня в Ассоциацию “АГОРА” исполнительный директор Независимой психиатрической ассоциации России Любовь Виноградова. – Такие случаи мы фиксируем и в психиатрических больницах, и неврологических интернатах. Это касается, в первую очередь, условий пребывания и обеспечения санитарно-гигиеническим оборудованием (например, 1 туалет на 75 человек). Большую озабоченность вызывает питание людей и необоснованное стеснение, которое становится жестокой мерой воздействия, устрашения и наказания. И, конечно, особый вопрос – это лечение таких людей, когда ряд наших препаратов дает побочные эффекты, которые приводят к тяжелым страданиям. Все это серьезные проблемы жестокого обращения, которые до сих пор не разрешены и даже не очень-то обсуждаются.

В Ассоциации “АГОРА” считают, что сильное косвенное влияние на ситуацию с бесчеловечным обращением в России оказали некоторые общемировые и внутренние события.

– Во-первых, безусловно, сказалось существование тюрьмы для международных преступников на американской военной базе в Гуантанамо, заявления президента США Джорджа Буша и директора ЦРУ Джорджа Тенета, оправдывающие пытки заключенных этой тюрьмы, а также регрессивная позиция ряда судей Верховного суда США, препятствующая распространению международных и американских стандартов прав человека на базу в Гуантанамо, – считает председатель Межрегиональной правозащитной Ассоциации “АГОРА”, кандидат юридических наук Павел Чиков. – Эта неопределенность в фундаментальных правах человека со стороны классического их международного промоутера дает и российским властям основания для оправдания нарушения неприкосновенности частной жизни.

Во-вторых, явное сокращение числа и масштаба террористических актов в мире и в России, в частности, резко девальвировало позиции спецслужб и “ястребов” разного уровня, пытающихся оправдывать нарушения прав человека общественной безопасностью.

В-третьих, остающиеся нераскрытыми скандальные убийства журналистов, в первую очередь, Анны Политковской, отравление Александра Литвиненко, возможная роль спецслужб в этих преступлениях распространяют атмосферу страха внутри российского общества.

В-четвертых, железная рука силовиков и Рамзана Кадырова, подавляющих всякое инакомыслие в интересах стабильности в Чечне на фоне роста властного произвола в соседней Ингушетии, отмеченного на днях в докладе Human Rights Watch, а также серия решений по чеченским делам в Европейском суде по правам человека, признающих Россию виновной в убийствах, похищениях и пытках, сохранили Северный Кавказ источником внутрироссийской угрозы для прав и свобод человека. Инъекцию этой угрозы получили все российские регионы, бойцы спецподразделений которых направлялись туда на командировки в последние годы, – уверен Павел Чиков.

http://openinform.ru/news/survey/26.06.2008/9257

This entry was posted in Политика. Bookmark the permalink.

Comments are closed.