Война родины Сталина с родиной сталинизма; выводы, которые не сделаны

Разноликая реакция на войну с Грузией быстро выплеснулась в СМИ и интернет. Но начавшееся обсуждение еще далеко от проникновения в первопричины. В последнее время, публичная полемика у нас либо отсутствует, либо имитируется, объем «вопросов без ответа» становится все больше. Значит, начатое обсуждение обязательно надо продолжить.

Сразу скажу, что человеческое измерение войны – пожалуй, самое важное, запутанное и устрашающее – в короткой статье не обсудить. Я оставлю его за скобками, но напомню, что только русская и грузинская православные церкви совместно призывали избежать кровопролития. Геополитическая составляющая, напротив, достаточно ясна и прозрачна. Россия показала, что мир не однополярен и дала свой ответ на самопровозглашение Косово, бомбардировки Белграда, введение войск в Афганистан и Ирак, на расширение НАТО… Казалась бы, все правильно, справедливо, давно пора. Но что-то мешает ликовать и бить в ладоши. Что именно?

ПЕРВЫЙ СИМПТОМ

РОССИЯ ОКАЗАЛАСЬ В ПОЛНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИЗОЛЯЦИИ – ПОЧЕМУ?

Определим, куда движутся наши соседи? Посмотрим, что произошло вокруг нас за последние 15 – 20 лет, куда бежали бывшие обитатели (соц)лагеря, куда идут бывшие республики СССР? Почти все «братские страны» распрощались со сталинизмом и обратились к демократии. На практике они избавились от коммунистических чиновников (т.е. провели люстрацию), осуществили (часто с большими сложностями) реституцию – вернули собственность тем, у кого коммунисты ее незаконно отобрали. Многие восстановили конституции, правовые нормы (с непременной адаптацией и модернизацией), существовавшие до прихода «народной власти». Бывшие соцсоседи создали разного рода независимые «институты национальной памяти», которые восстанавливают их десятилетиями цензурировавшуюся историю. Собранные по крупицам материалы эти институты направляют в школы и в СМИ. Страны, о которых идет речь, возвращаются к своим традиционным, докоммунистическим ценностям, восстанавливают собственную идентичность и входят в европейскую семью народов. Никто не скажет, что эти многосложные процессы проходят гладко, что формирующиеся демократии не сталкиваются со старыми и новыми проблемами. Но в целом, вектор движения от сталинизма в Европу, к демократическим ценностям совершенно очевиден и вполне успешен. Достаточно напомнить, что средние доходы населения, скажем в бывшей советской Балтии, не имеющей ни нефти, ни газа, превышают нынешние доходы россиян не на проценты, а в разы! А в Калининградской области ставится задача в ближайшее десятилетие догнать соседнюю Литву.

А что меняется у нас? С середины 80-ых процесс десталинизации осторожно, но внятно и гласно начался в Советском Союзе. Дело Горбачева, едва не сломленное и не остановленное им самим, в начале 90-ых продолжил Ельцин, хотя память о себе он оставил далеко не самую добрую. Но приход Путина означал, что прощание с советскими временами прекращено.

Что демонстрируют наши медиа. Сегодня многие удивлены – какой отсталый у нас народ. В телеигре «Имя – Россия» на первом место по популярности оказался Сталин. Но чему же удивляться, если основные телеканалы и другие СМИ принадлежат государству; в сознании большинства оседает ровно то, что власти запускают в «зомбиящик». Известно – и революции, и контрреволюции начинаются в душах, а не на баррикадах. А что именно заталкивается в медиа, мы хорошо помним – от столь же длинного, сколь и убогого агитсериала «Сталин – лайф» до не всеми замеченной «душевной» статьи в общенациональной газете про многодетного отца, которому в одиночку приходится поднимать девять детей. Когда повествование доходит до кульминации, когда у читателя наворачиваются слезы и возникает мучительный вопрос – как всю эту нищету и стрессы выдерживает овдовевший мужчина, талантливый журналист предлагает ненавязчивый ответ – так ведь наш герой – настоящий человек, человек «сталинской закалки»!

А что в школах и вузах? За прошедшие 20 лет у нас не возникло новое патриотическое, гуманитарное образование. В Третьем рейхе по команде Гитлера был создан Центральный научно-исследовательский институт национал-социалистической идеологии и воспитания, но после 45-года о нем никто не вспоминал. Когда же сегодня читаешь нашу учебную литературу, возникает ощущение, что Институт марксизма-ленинизма не только не закрыт, но и не сменил вывеску. В недавно появившейся и запрещенной для критики книге по истории для учителей Филиппова, Сталин назван «великим политическим менеджером». Не удивительно, что нынешняя молодежь настроена просталински даже больше, чем старшее поколение, а на Красной площади, там, где пребывает вечно живой, взрослые дяди и тети ежегодно прилюдно повязывают тысячам несмышленышей алые пионерские галстуки. Как говорится, время назад!

Картина нашей истории принципиально не меняется. Под музыку восстановленного сталинского гимна реабилитацию последнего Российского императора провести невозможно. Подобные символические действия имеет глубокие последствия. Фактически они объявляют всю 1000-летнюю досоветскую история «неправильной», а катастрофу советских семидесяти лет – правильной. Существующая власть де-юре и де-факто стала преемницей власти советской, уничтожившей столько соотечественников, сколько не снилось никакому Гитлеру. Потому назвать официально число жертв они не могут, ведь за это придется отвечать! Иначе говоря, власть объявила себя продолжательницей государства, в котором жизнь трех поколений людей сопровождали кошмары: красного террора, массового террора, гражданской войны, расказачивания, раскулачивания, голодомора, большого террора, массовых предвоенных и военных депортаций многих народов (их депортировали не за сотрудничество с фашистами, а за сопротивление советской власти!), гулага, варварского разрушения церкви, тотальной цензуры всей духовной и интеллектуальной жизни, постоянного политического, идеологического, а порой и вооруженного насилия над гражданами многих соседних государств…

И при этом Кремль убежден, что извинятся ему не за что!?!

Из сказанного вытекает столь же грустный, сколь и очевидный вывод – бывший «соцлагерь», само это слово там без раздражения не вспоминают, возвращается к цивилизованным нормам жизни, в то время как российская номенклатура навязывает нам путь модернизированного сталинизма. Под радостный политтехнологический визг о России, встающей с колен, мы, на самом деле, все глубже проваливается в мрачное прошлое!

Поговорим про Россию и соседей более конкретно, почему же растет изоляция.

В дни цхинвальских сражений в Москву никто не прилетел, а вот в Тбилиси прошел массовый митинг, на котором свою солидарность демонстрировали лидеры пол дюжины государств. Почему наши недавние друзья нас оставили? Рассмотрим несколько конкретных сюжетов…

Одной из трагических ран польского самосознания остается трагедия Катыни. Десятки тысяч польских офицеров – цвет нации – были интернированы, а затем на основании тайного распоряжения Сталина расстреляны под Харьковом, Осташковом и Смоленском. Ельцин успел официально принести извинения полякам за это злодеяние, но в последнее время по катынскому делу Москва дает обратный ход. Его расследование приостановлено, а новый фильм Анджея Вайды «Катынь», потрясающий своим драматизмом, правдой и глубиной,

запрещен к показу в нашей стране, хотя нам-то он нужнее, чем полякам.

Российско-польскую картину дополню другой малоизвестной деталью из истории наших отношений. За двадцать лет до Катыни, Красная армия впервые напала на Польшу и совершила бросок на Варшаву. Но поход под водительством Тухачевского-Сталина закончился трагедией. Десятки тысяч наших соотечественников попали в плен и все до единого погибли. В отличие от польских властей, ни советские, ни постсоветские руководители никогда не пытались ни спасти, ни увековечить память своих сограждан. Да это и не удивительно, стоит ли вспоминать про какие-то 70 тысяч трупов, ведь совесть номенклатуры прошла «сталинскую закалку».

Стоит ли теперь повторять риторический вопрос – почему президент Качиньский прилетел на митинг в Тбилиси, а не в Москву? Поспешил бы он в Грузию, проведи наша прокуратура честное и полное расследование катынской трагедии со всеми надлежащими выводами?

Эстония нынче тоже соседняя страна, ее президент тоже полетел в Тбилиси, хотя за месяц до этого побывал в России, (Но о поездке к нам – чуть позже.) Недавно тамошний суд начал расследование в отношении господина Мери, обвиняемого в причастности к депортациям эстонцев. Еще раньше Международная комиссия по расследованию преступлений против человечности, работавшая в Таллинне, документально подтвердила факты насильственной депортации граждан. Было подтверждено, что, например, 14 июня 1941 года в Сибирь из Эстонии целыми семьями было выслано более 10 000 человек (свыше 5000 женщин, более 2500 детей младше 16 лет). Туда же депортировали не менее 400 эстонских евреев. Кремль до сих пор не осудил это НКВДешное зверство и не принес никаких извинений. Зато наши СМИ стали дружно защищать и морально поддерживать последнего Героя СССР господина Мери…

Картина наших взаимоотношений была бы упрощенной, если бы я, как и при анализе контактов по линии Москва – Варшава, не вспомнил о другом недавнем происшествии, плохо укладывающемся в рамки здравого смысла. Находясь в начале августа в России, президент соседней страны Томас Ильвес принял участие в работе проходившего у нас медународного конгресса угро-финнских народов. Выступив в Ханты-Мансийске, президент призвал их к суверенизации, т.е., переводя на обыденный язык, к выходу из состава России. Помнится, политик иного масштаба – генерал Де Голль – позволил себе нечто похожее – находясь во франкоязычной части Канады он воскликнул – «Приветствую вас, жители свободного Квебека». Надо заметить, что на следующий день ему пришлось покинуть «страну кленового листа» и больше никогда не пользоваться ее гостеприимством, ибо подобное поведение не совместимо ни с человеческими, ни с международными, ни с дипломатическими нормами. Что же касается господина Ильвеса, на следующий после выступления в столице хантов и манси день, ему вручали хлеб-соль в другом российском городе, а наша общенациональная газета с радостью информировала об этом в фотоматериале и репортаже на всю первую полосу.

И здесь у меня вопрос не к эстонцам, а к нашим руководителям – господа, неужели такое хамство дозволено оставлять незамеченным и никак на него не реагировать? Или для кого-то главное не престиж России, а договоренность по прокладке «Северного потока» через территориальные воды соседа?

Еще один участник тбилисского митинга – президент Виктор Ющенко. Но и с этим визитом без обращения к истории не разберешься. Ющенко первым предал широкой огласке трагедию, получившую название Голодомор. Зимой 32-33 годов многие украинские села были блокированы войсками НКВД. Перед этим все запасы продовольствия изымались. Дело

дошло до людоедства. Миллионы людей умерли с голода, а те, что уцелели и могли двигаться, весной поползли вступать в колхозы. Так проводилась сталинская коллективизация сельского хозяйства. До того, как об этом заговорила вся Украина, у нас о трагедии практически ничего не писали. Теперь Киев объявил катастрофу голодной зимы геноцидом русских против украинцев.

Что отвечают на это наши горе-историки? Страшно возмущаются, не соглашаются, считают заявления Украины сознательным оскорблением россиян, называют иные цифры жертв и объясняют происшедшее тяжелыми и неизбежными издержками индустриализации. Ведь деньги на строительство домен и мартенов можно было получить только за счет максимального экспорта сельхозпродуктов. Но это и есть обновленный сталинизм!

Почему – да потому, что история России так и не написана и мало кто знает, что индустриализация началась у нас не в годы сталинских пятилеток, а в годы правления Николая П. Причем С 1890 ПО 1916 ГОДЫ ТЕМПЫ РОСТА РОССИЙСКОГО ВВП БЫЛИ САМЫМИ ВЫСОКИМИ В МИРЕ. ПЕРВОЕ «ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО» ХХ ВЕКА ПРОИСХОДИЛО НЕ В ПОСЛЕВОЕННЫХ ГЕРМАНИИ И ЯПОНИИ, А В РОССИИ. По подсчетам Д.И. Менделеева, который был не только великим химиком, но и зачинателем россиеведческих исследований, К 1930 ГОДУ (НЕ БУДЬ БОЛЬШЕВИКОВ) РОССИЯ ПЕРЕХОДИЛА С 4-ГО НА 1 МЕСТО В МИРЕ ПО УРОВНЮ ВВП (а не на 10-е, как сейчас). Разрушение экономики в годы Гражданской войны, конфронтация со всем окружающим миром и с собственным народом потребовали от советских властителей осуществления жесточайшего контроля над обществом в целом, над каждым человеком и каждой производственной ячейкой в частности.

Русских селян, работавших так, как умеют еще только польские и китайские крестьяне, загоняли в советские коллективные хозяйства, где их было легко контролировать. Голодомор организовали не русские против украинцев – это пропаганда, а номенклатурно-большевицкая власть против всех народов нашей страны. Это был первый в истории случай геноцида против собственного народа, колесо смерти прокатилось по русским и украинцам, казахам, народам Поволжья и Дона, монголам, кавказцам.

И вот теперь получается, что Кремль, сознавая свою глубинную связь с советской номенклатурой, сталинщину не сдает. Но и Киев исходит из своих узко прагматических интересов. Имея все возможности назвать вещи своими именами, там хотят спасаться в одиночку, не думая о том, что в России живут не только неосталинисты, но и многострадальный народ, который все равно, рано или поздно, расставит все точки над i. И в наш календарь, как и в украинский, дни голодомора будут внесены черной, трагической отметиной.

Итак, пора делать выводы. В этом сложном и противоречивом мире, где за место под солнцем приходится бороться, власти всегда отстаивают интересы сталинизма, но, далеко не всегда – интересы государства. Пока мы не избавимся от «сталинской закалки», даже наши ближайшие соседи в гости нас не позовут и к нам с чистыми помыслами не придут. Противостояние однополярному миру с позиций Ленина-Сталина приведет к росту конфронтации, но не сможет привести к победе. И в топке этого рукотворно-бессмысленного конфликта будут гореть все новые и новые ресурсы, изнуряющие и обескровливающие Россию.

СИМПТОМ НОМЕР ДВ.

ПЯТИДНЕВНАЯ ВОЙНА И ГОССТРОИТЕЛЬСТВО

Почему распадаются государства созданные по сталинским лекалам? Мы все еще помним сохранявшееся семь десятилетий большевицкое название страны, да, это был СССР. Тысячелетнее слово Русь исчезло, ибо Россия в понимании Ленина, Троцкого, Сталина служила банальным хворостом в костре мировой революции. Предполагалось, что по мере разворачивания «народных волеизъявлений», новые соцстраны легко и непринужденно превратятся в новые республики расширяющегося Союза. (Нечто похожее сделал в свое время президент Насер, назвав свое государство Объединенной Арабской Республикой. Ненадолго в нее вошла Сирия, но затем Египет опять остался единственной ОАР и тогда он вернулся к прежнему названию). Потому и сам «первичный», изначальный Совсоюз сшивался как уния разных нацгосударств – Белоруссии, Башкирии, Эвенкии и т.д. и т.п. Формальное декларирование равенства наций в СССР сопровождалось действительным выстраиванием их в сложную имперскую иерархию союзных и автономных республик, национальных краев, округов, областей. В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ НИЧЕГО ПОДОБНОГО НЕ БЫЛО, В НЕЙ РЕАЛИЗОВЫВАЛОСЬ РАВНОГУБЕРНСКОЕ, ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ УСТРОЙСТВО ГОСУДАРСТВА.

Проведенное большевиками нарезание по национальному признаку на самом деле почти бессмысленно, ибо этнически чистых территорий не бывает, более того, даже отдельный человек в своей генеалогии имеет всегда разноэтнические составляющие. Кстати, если особо говорить о России, надо иметь в виду, что, несмотря на кризисную демографическую ситуацию, по числу генетических «не заболеваний» мы входим в мировые лидеры и одна из причин этого – широчайший межэтнический брачный выбор, осуществляемый на протяжении многих поколений. Т.е. наш демографический кризис – от приобретаемых, социальных а не генетически заложенных заболеваний. Другой очевидный фактор, делающий неэффективным нацгосударственые образования состоит в том, что многие представители данного конкретного этноса проживают за пределами своей территории, это характерно для мегаполисов и других средних и даже малых городов. В результате, скажем, удмурт в Петербурге не имеет тех прав, какие он имел бы в Удмуртии, аналогично и с не-удмуртом, не имеющим в Ижевске таких возможностей, которые он может получить в ином регионе.

Что же получается «на выходе» криво скроенного здания сталинской государственности? Известно что – межэтническое напряжение, растущий потенциал межнациональной ненависти, который выливается в политические конфликты, а иногда в кровавые этнические чистки. В перспективе государства, построенные по ленинско-сталинской модели, не расширяются, а распадаются. Замыслы тиранов ведут к результатам противоположным их намерениям. Наши политики и, с позволения сказать, наши аналитики так и не поняли – чего это распался СССР? Хотя про происки врагов, коварные замыслы Ельцина и еще более коварные – Горбачева сказано не мало. Но в Чехословакии, Югославии, Азербайджане, теряющем Нагорный Карабах, а теперь и в Грузии, из трех автономий сохранившей лишь Аджарию, ни Ельцин, ни американские сионисты особо себя не проявили. А вот сталинское наследство в организации их государственности очевидно. Кстати, и братский Китай, получивший не понятно за что тысячу квадратных километров нашей территории – острова на Амуре – (площадь Юго-Осетии – меньше 4-х тысяч кв. километров), услышав взрывы в Цхинвали, скромно промолчал. Еще бы, ведь в состав народной республики входит и Внутренняя Монголия, и Синцзян-Уйгурская автономия, и Тибет…

Собственно, меня, прежде всего, интересуют выводы, вытекающие для нас, для Российской Федерации. Можем ли мы, хоть со второй попытки, миновать сталинский капкан? В принципе можем, но, помня, что не существует идеи, которую нельзя было бы довести до абсурда. Так в чем идея?

Во-первых, все наши этносы должны иметь гарантированную возможность реализации своих культурных прав, они должны иметь школы, библиотеки, СМИ на родном языке на всей территории страны, а не только в автономии. Ведь и сегодня мечети действуют не в одной Чечне, а синагоги – не только в Еврейской АО. В этом как раз состоит наследие исторической России, но не СССР, причем самые большие буддистские, исламские, католические центры создавались не в Элисте и не в Варшаве, а в Санкт-Петербурге и Москве. Государственным языком России был и всегда будет русский. Что же касается политических прав, они у всех россиян должны быть одинаковыми и если в Казани губернатором изберут Шаймиева – замечательно, пусть работает, ну а если победит Абрамович, Тулеев или Ткачев, значит им и управлять следующие 4 года… Впрочем, я сильно погорячился, сейчас рассуждать на эту тему сверхутопично, ибо выборы теперь «сталинские»…

И еще несколько уточнений. Известно, что самые сильные негативные переживания человек испытывает, когда задеваются его религиозные и национальные чувства. Поэтому

изменения национально-территориального устройства возможны только как результат

активности снизу, как итог длительных, открытых и демократических обсуждений,

услышанных властями. Административные преобразования могут проходить поэтапно, через несколько лет после одного или двух референдумов, проведенных по итогам всеохватных обсуждений. Возможно, в ряде территорий (например, в той же

Татарии), поезд, как говорится, уже ушел и возвращение к территориальному делению невозможно. И все-таки, новейшие события вновь показывают, что сохранение национальных образований может ставить под вопрос само существование именно малых народов.

И еще один существенный штрих. Трудно сохранять единство государства, если нет даже общего слова для названия всех его граждан. Пора согласиться, что у нас таких слов два

– русский и россиянин, ну а кто и как именно себя идентифицирует – дело личное.

Успех возможен если государственные и не государственные СМИ проводят концепцию

межэтнического сближения, при которой каждый русский в нашей стране ощущает себя, естественно, русским, но немножко и кавказцем, и немножко северянином, а каждый представитель северных народов – это и немного русский, и татарин … Да не смешно это, это серьезно и так делали многие. Примерно так поступают в Дагестане. А в США любой гражданин считает себя американцем, хотя там живут не только все нации, но и все расы. Процесс интеграции намечается теперь и в Евросоюзе. Но мы-то живем вместе не 10 и не 200, а 1200 лет!

ДЕСТАЛИНИЗАЦИЯ, МОГУТ ЛИ НАМ ПОМОЧЬ БЛИЖНИЕ И ДАЛЬНИЕ СОСЕДИ?

Отвечу на этот вопрос коротко, обращаясь к недавнему прошлому. Признаем, что граничить с СССР было делом крайне опасным. Почти все советские соседи быстро переходили к «строительству социализма» или просто «вступали» в состав Союза. Известно лишь одно исключение – это Финляндия. После трех войн с красным соседом, в послевоенные годы она имела самые дружественные отношения с Москвой, отмалчивалась и никогда не делала никаких враждебных СССР заявлений. Тогда бы финнам и в голову не пришло устраивать что-то вроде третьего позиционного района, напротив, база в Поркалла-Удд долгие годы использовалась советскими военными моряками. Свой суверенитет финны гарантировали «дружбой» с Советским Союзом, которую дополняли надежными связями с Великобританией и США. Лавируя между всеми, финны смогли создать одно из наиболее экономически развитых государств мира, а их некоррумпированность и демократичность относятся, как известно, к образцам самой высшей пробы. (Собственно, Финляндия и есть Россия, в которой победили белые, а не красные. Не будь большевиков, и мы бы достигли не меньшей планки, чем Суоми!).

Сегодня, пожалуй, лишь Азербайджан и Казахстан учитывают финский опыт, они дружат и с Россией, и с Китаем, и с США. Рассуждая с позиций гражданского общества, надо признать, что такая линия облегчает либеральный маневр в России, не содействует укреплению российских ястребов и является удобной для устойчивого реформирования самих соседних с нами государств.

А КАКОВА РОЛЬ ТРАДИЦИОННЫХ ДЕМОКРАТИЙ?

Конфронтируя с бывшим СССР, Америка и страны старой Европы довольно успешно проводили жесткую, принципиальную линию. Когда прежде речь заходила о нарушении международных норм, законности, прав человеках, Запад, вспоминаю об этом с благодарностью, умел вести себя очень и очень твердо. А вот сегодня все знают, что коррумпированная власть, не правовое государство, сырьевая экономика, цензурируемые СМИ – тяжелейшее бремя России. Но никакого недовольства по этому поводу от «старого» и «нового света» мы не слышим. Похоже, Запад и сам уже давно не «белый и пушистый». Да и слабость России, видимо, многим на руку. Ведь сделать даже элементарный шаг – прижать зарвавшихся казнокрадов, миллиардами переправляющих наши деньги в их банки там не могут, должны, но не хотят! Получается, рассчитывать нам остается на самих себя?!

ЗАДАДИМСЯ ТЕПЕРЬ И ТАКИМ ВОПРОСОМ: ДЕСТАЛИНИЗАЦИЯ РОССИИ, А ЧТО ВЗАМЕН?

С недавних времен в памяти осталось слово «антисоветский». Так называли все, что

объявлялось помехой большевицкому государству. Сегодня необходимо понять, что сталинизм – синоним понятия «антироссийский». Термины сталинизм и фашизм во многом сходятся. Между тем, Сталин – просто ученик Ленина, потому и начинать разбирательство надо с Ильича.

Всю сознательную жизнь Ленин мечтал о власти, сила этого стремления была несопоставима с иными желаниями, она превышала даже его собственные психофизические возможности. Повторю, что поведение этого человека не объясняется любовью к Богу, Родине, к прекрасному, к познанию, науке, женщине или детям – все это малозаметно. Над всем доминирует любовь к власти. Попробую коротко обосновать сказанное.

Для обретения власти Ленин создал специфическую команду, которую называют партией,

соратники окрестили ее орденом меченосцев. Сознавая, что победить на выборах он не может, Ильич делает ставку на тайный заговор и силовой захват рычагов управления. Для

оправдания путча нужна какая-то теория, ее принято называть ленинизмом. Это «учение» заменило собой марксизм, став его изуродованной и искаженной версией. Теория Ленина-Сталина соотносится с оригиналом примерно так же, как соотносится с ним маоизм или идеи чучхе.

Кроме партии и теории, для захвата власти нужны были деньги. И политический криминал разворачивает в стране террор, экспры, грабит банки и состоятельных граждан. Но этих средств в России, не знающей о ленинизме и не имеющей с ним ничего общего, не хватало. Тогда, в разгар 1 Мировой «верные люди» договариваются о финансировании с немецким МИДом, т.е. с властями государства, воюющего с Россией. С февраля 1915 по октябрь 1917 руководители РСДРП получили 60 миллионов DM (по нынешним временам, с учетом инфляции, это приблизительно полмиллиарда долларов). Теперь денег уже хватает, чтобы захватить власть (здесь вождь предвосхищает генерала Власова, который отчасти повторял большевицкий маршрут, создав во время войны на средства врага антиправительственные вооруженные формирования; но первый был удачливей второго и угодил за свои деяния не на виселицу, а в мавзолей).

Придя к власти, большевики столкнулись с новой проблемой – как ее удержать при отсутствии поддержки в обществе. Но и на этот раз вождь находит решение, состоящее в невиданной в политической истории двухходовке. Сначала, в марте 18 года, подписывается Брестский мир, и Россия выходит из войны. Напомню, что Россия вместе с Англией и Францией входила в Антанту, которая, не смотря на предательство большевизированного государства, победила Германию и Австро-Венгрию. Так Ленину удалось лишить Россию победы и проиграть Германии с ее союзникам, которые, через несколько месяцев капитулировали Антанте. Зачем Ленин всех кинул – прежде всего, затем, чтобы русская армия (более 10 миллионов человек) вернулась домой. Это было необходимым условием второго хода – раскола страны на два лагеря и развязывания гражданской войны. Давняя мечта Владимира Ильича о превращении войны империалистической в войну гражданскую сбылась, но и братоубийственная бойня не уничтожала необходимого количества эсдековских врагов.

Признав мягкотелость своего замысла, в 18-ом году Ильич собрался покидать эту неблагодарную страну. Но тут на помощь пришли товарищи – Троцкий и Свердлов провели серьезный разговор с председателем СНК и объяснили, что дело революции бросать никак нельзя, что выход есть. В чем, спросил вождь – как в чем – в развязывании массового кровавого террора, ответили твердые искровцы. Ударив в знак согласия по рукам, на том и порешили, дополнив Гражданскую войну, унесшую 15 миллионов жизней, красным террором, который за несколько дней, без всякого суда, уничтожил 10 000 человек. Роль созданной большевиками для организации массового насилия ВЧК после этого уже никогда не снижалась, хотя в разные советские десятилетия она носила разные названия. Расстрел императора с семьей дополнили ликвидацией (социальной и/или физической) дворянства, купечества, духовенства, интеллигенции, казачества, царского офицерства, позднее и крестьянства и наиболее активной части рабочего класса. В конце концов, истребив Россию и создав СССР, Ленину удалось удержать собственную власть, но к этому времени не выдержал его организм и вождь стал сходить с ума.

Впрочем, страдая от заболевания, Ильич понял, что власть он все-таки теряет, она

ускользнула в руки его верного ученика и продолжателя товарища Сталина… Спустя 70 лет режим окончательно износился. ГКЧП не обладал силами, готовыми стрелять в народ, а от его комидеологических бредней людей тошнило. И советское государство пало…

Однако, не пора ли далеко разбежавшемуся автору ответить на вопрос, вынесенный в подзаголовок – что взамен? Пора, но ведь здесь все взаимосвязано и хочется предварить ответ еще одним разъяснением. В ХХ веке Россия пережила два идентификационных кризиса, дважды теряла свою идею и правила – первый – когда угасала православная вера и падала империя, второй – когда ушла вера в советский коммунизм и развалился СССР. Первый кризис сопровождала огромная интеллектуальная работа. То, что скромно называют серебряным веком русской поэзии в действительности было бриллиантовым веком российской духовности.

Колоссальный поиск происходил в сфере музыки, театра, живописи, балета, литературы, религии… Наши предшественники искали новые правила, новые ценности, стремились реформировать глубинные традиции. А вот наметившийся с распадом СССР духовный поиск был быстро остановлен. У нас не появились ни новые гуманитарные теории, ни новое искусство, ни новая литература. Как говорится, каков стол, таков и стул! К тому же новые ценности не просто не востребованы, они откровенно мешают слегка подгримировавшейся старой власти.

Общество не допускается к дискуссии и идейному поиску, культурные нормы и ценности сознательно снижаются. Государственные СМИ перешли на нецензурный язык и непрерывный хохот. Эротика и порно заполнили массовые каналы и интернет.

Героями времени госТВ не сделало людей духа, людей мысли, людей труда (для них места в эфире не осталось). Героиней сделали очень состоятельную, без определенной профессии девушку с политической фамилией, праздно плывущую по жизни и охотно демонстрирующую все части своего тела. Это и есть вбиваемый в молодежь идеал, который ей следует усвоить и копировать.

И последнее пояснение перед ответом на вопрос – что вместо сталинизма. Тысячелетняя Россия, существование которой было прервано 90 лет назад, имела ясные, прозрачные и

хорошо понятные правила. Это было государство-церковь, империя, основой которой служило православие. Затем место исторической России заняло советское государство. Его ключевые правила и ценности тоже понятны – это советская версия коммунистической идеи и коммунистическая идеология, кстати, незнакомая Марксу, ибо классик считал, что всякая идеология есть извращенная картина реальности. Необычная характеристика государства,

существующего с 1991 года состоит в том… но теперь я отвечу на главный вопрос – что вместо сталинизма?

Последовавшую вместе с распадом СССР утрату идентичности, говоря формально, можно устранить тремя разными способами.

пособ первый, тупиковый. Новая Россия может стать «уменьшенным и исправленным» изданием СССР. Это и есть модернизированный сталинизм, от которого нынешняя КПРФ несколько дальше, чем т.н. Единая Россия. 70 лет нашей истории мы уже потеряли, потеряв заодно мировое комдвижение, мировой соцлагерь, сам СССР и КПСС. Мы остались в одиночестве.

Способ второй и тоже тупиковый. Новая Россия может отказаться от всего своего опыта, и советского, и досоветского и начать копировать Запад. Этот подход очень близок СПС, не далеко от него пребывает и Яблоко… Но пристало ли побираться человеку состоятельному?!

Есть и третий маршрут, совсем не простой, но он-то и способен вывести нас из тупика –

преемство с исторической Россией, продолжение реформ Витте – Столыпина, с учетом, разумеется, прошедшего времени и необратимости истории. Традиции, ценности, опыт исторической России надо, насколько это возможно, модернизировать и вписать в современность. Это и есть ответ сталинистам. Партию такого типа создать очень сложно, в отличие от существующих, она, конечно же, не может быть спроектирована и завизирована администрацией президента. Зато теоретическая основа российского самовоссоединения как и концепция возрожденной русской идеи давно разработана нашей «внесистемной» россиеведческой наукой.

Однако, мы несколько увлеклись теоретизированием, посмотрим, что происходит на практике? Вернемся к вопросу о необычности государства, существующего с 1991 года. Особенность почти 20 прошедших лет заключается в том, что власти вообще отказываются определять природу, правила и характер управляемой ими страны. Они могут вести себя то как в исторической России (сколько раз мы видели руководителей рядом с иконостасом), то как в СССР – повторяющиеся призывы восстановить памятник Дзержинскому сменило прямое возрождение сталинизма, то как на Западе – мы же полноправные члены восьмерки! Но, точно также, поведение может быть и антироссийским (не реабилитировать императора), и антисоветским (официальные почести автору «Архипелага» и «Красного колеса»), и антизападным (предвыборные речи президента). Но в условиях «землетрясения идей» государство нормально функционировать не может, не работает Конституция и право, не может эффективно действовать армия и другие силовые структуры – какую родину им защищать – советскую или антисоветскую? Самые обычные люди, не отягощенные философской рефлексией, теряют ориентиры и цель жизни, а госруководители постоянно жалуются, что вынуждены работать в «режиме ручного управления». Еще несколько Цхинвали, и такая конструкция может не выдержать!

Рукотворный хаос идентичностей породил самую глубокую и тяжелую проблему России. Она состоит в демографическом кризисе и вырождении нации. Мы стали мировыми лидерами по потреблению алкоголя, табака, по убийствам и самоубийствам, по абортам, численности заключенных, по автоавариям, наркотикам… Смертность в современной России констатируют и вопрошают западные демографы невероятно зашкаливает, видимо у них какая-то утаиваемая массовая эпидемия?

Но мы знаем, как называется зараза – модернизированный сталинизм. И если Россия хочет

исцелиться, ответить на вызовы сложного времени и быть привлекательной, мы должны его захоронить!

И.Чубайс, д.ф.н., директор Центра по изучению России РУДН 7.09.08

http://www.ingushetia.org/news/15991.html

Обсудить на форуме Sale Windows 7 Ultimate
Cheap Windows 7 Ultimate
Sale Windows 7 Ultimate
Windows 7 Ultimate
Discount Adobe Creative Suite 6 Master Collection
Discount Adobe Creative Suite 6 Master Collection
Order Adobe Creative Suite 6 Master Collection
Sale Microsoft Office 2010 Professional Plus
Buy Microsoft Office 2010 Professional Plus
Buy Microsoft Office 2010 Professional Plus

This entry was posted in Политика. Bookmark the permalink.

Comments are closed.